Репорт о встрече ГФС Украины с представителями бизнеса и общественности по поводу внедрения новой системы блокировки налоговых накладных – СМКОР 2.0.

1 марта 18 21:05 166 0
Репорт о встрече ГФС Украины с представителями бизнеса и общественности по поводу внедрения новой системы блокировки налоговых накладных – СМКОР 2.0.

21-го февраля 2018 года принял участие в рабочей встрече ГФС с бизнесом Украины на предмет разработки и введения КабМином новых критериев для СМКОР (программного модуля администрирования НДС). Предыдущая версия СМКОР, которую в экстренном режиме «отключили» в декабре 2017 года, напомню, репрессировала свыше 30 тысяч предприятий Украины, выкачав из них, по разным данным, от 13 до 20 млрд. грн. Сколько компаний после такого удара легло, не известно до сих пор. Да и вряд ли какие официальные лица озвучат и возьмут ответственность на себя за такое. Тем не менее, версия 2.0 на подходе.

СМ КОР

Сами новые критерии оценки рисков для системы мониторинга на встрече ГФС представлены не были… поэтому дискуссия между сторонами строилась вокруг да около общих положений, наработок, видений и предположений. Но что, как мне кажется, прослеживается +/- чётко:

  1. Исполнительная власть в Украине, вопреки положениям Конституции и Всеобщей декларации прав человека, международной правовой практике, дальше продолжает неуклонно стоять на позиции презумпции виновности бизнеса перед Государством. Т. е. отстаивать право Государства на санкцию до установления судом или следственным органом факта правонарушения. Все плательщики НДС – потенциальные, а потому априори, - «схемщики», а значит их нужно превентивно «пресекать». Принципиальную неприемлемость такой позиции и практики вообще «не слышат».

С таким же «успехом» и правовой «логикой» можно любого человека с улицы хватать и закрывать в СИЗО, а потом, через суды, обосновывать его невиновность, ведь каждый человек потенциальный преступник…

  1. Постановление КМУ, которым будет регламентироваться работа СМКОР, является подзаконным актом, и де-юре не может «перевешивать» законные и конституционные права и интересы субъектов предпринимательской деятельности, но на практике, т. е. де-факто, «может» и будет. Поэтому, судя по всему, страну ждёт ряд громких судебных разбирательств.
  2. Текущих лоббистов (подписантов) СМКОР даже не заставляет призадуматься то обстоятельство, что Соломенский суд г. Киева обязал НАБУ провести криминальное расследование в отношении руководства МинФина, т. к. разработка и внедрение СМКОР, и что главное последствия от работы этой системы для малого и среднего бизнеса (ущерб на сумму до 20 млрд. грн) подпадает под статьи Криминально-Процессуального Кодекса Украины. Когда представители ГФС предложили представителям бизнеса давать предложения по работе СМКОР, в частности озвучивать конкретные критерии, пришлось даже по злому пошутить, что «Вам же сказали, что это противозаконно, а Вы нам предлагаете стать соучастниками!..».
  3. ГФС, благодаря СМКОР, вероятно, как и прежде, будет сперва в автоматическом режиме репрессировать бизнес [блокировать регистрацию налоговых накладных и выкачивать НДС из оборотных и резервных средств хозяйственной цепи компаний], а лишь потом в административном и судебном порядке разбираться, есть ли объективная вина бизнеса в конкретном случае, или нет. И электронные сервисы-реестры, которые позволят отслеживать стадии в прохождении и состояний регистрации НН, вряд ли послужат утешением потерпевшим.
  4. Как я понял, издержки и ущерб от неправомерных репрессий в отношении добропорядочных налогоплательщиков [коих, к слову, превалирующее большинство], как и прежде, никем компенсироваться не будут. Кстати отвечать за неправомерные блокировки тоже никто не будет, т. к. саму блокировку будет производить непосредственно программный сервис. Какой с него спрос?
  5. Веры в «отсекающие» критерии и их измененные параметры, и в то, что белые предприятия, в отличии от схемных, никак не пострадают, - нет. Не убедили. И в то, что комиссии ГФС будут чётко указывать адекватные и полные причины отказа в регистрации – тоже, нет. Простите – опыт. В итоге, решения, как и прежде, будут за судами. Во-вторых, если ГФС заочно способно отличить «схемные» предприятия и сделки от белых, тогда к чему все эти СМКОР вообще?
  6. Государству, в краткосрочной перспективе, чтобы латать бюджетные дыры, выгодно блокировать, поэтому блокировки будут. Потому что есть инструмент. И точка. То, что ГФС в лице комиссий по разблокировкам и комиссий по рассмотрению жалоб, могут, умеют и включают по мере необходимости «полный неадекват», мы из практики тоже знаем. Особенно учитывая то, что вариативность параметров и критериев растёт, а с ними растёт и поле их манёвренности. Ибо спросу никакого.
  7. Много каких «компетенций» в отношении МСБ перенесут на местный уровень. К примеру, утверждение таблиц данных плательщиков налогов, мониторинг компаний с месячным оборотом до 30 млн. грн., определение реальности или фиктивности конкретного предприятия [и его налоговой истории] зарегистрированного по месту, и т. д. и т. п. В общем, почва для коррупции, под девизом «на местах виднее», на лицо.
  8. Было озвучено, что перводвигатели схемного НК – производители и импортёры, страдать от блокировок не будут, а будут страдать [сопряженные с ними] вторые, третьи и последующие «руки». Т. е. фактически – весь реальный сектор экономики в зоне риска, в силу малого числа сегментов рынка, где производитель или импортёр работает напрямую с конечным потребителем.
  9. Критерии рисковости в виде 1,5% налоговой нагрузки (да здравствует хаос и атомная война в высококонкурентных и низкомаржинальных сегментах) или ограничения роста  торгового оборота до 30% в месяц… и т.д…. конечно говорят о торжестве свободы предпринимательства, фактическом «невмешательстве» Государства в дела бизнеса, об его всесторонней «поддержке» и об отсутствии «зарегулированности» экономики…
  10. и вопрос, который, как мне кажется, весьма зря остался вне поля обсуждения: неоднократно озвучивалось, что «блокировать будет машина», исходя из чего, у меня возник ряд достаточно специфических вопросов:

а) «машина» – это конкретно кто, кто несет юридическую ответственность за результаты её работы? С кого физический и юридический спрос?

б) кто и в каком порядке, и на каком основании, будет уполномочен устанавливать и менять программные алгоритмы для сервиса блокировок [«машины»]? Ведь на бумаге может быть прописано одно, а в программном коде совершенно другое, и никто, кроме технических специалистов, не в состоянии будет факт сего [возможного] несоответствия установить.

в) какая будет внедрена система мониторинга, фиксирования и отслеживания внесения изменений [кто? что? где? когда?] в программный алгоритм, чтобы исключить несанкционированные вмешательства и возможности технических [ситуативных, локальных, системных] злоупотреблений!?

г) блок технических специалистов-программистов, ответственных за написание данного программного продукта – сервиса блокировок, дали ли юридические гарантии программно-технической исправности данного программного продукта, т. е. того, что данный программный сервис [«машина»] будет на 100% работать адекватно, корректно и исправно!? Кто и какую несет ответственность за последствия технических просчётов?

И весь этот неясный, а прямо говоря - мутный, очередной формально-административный [в прошлом серьёзно ущербный] эксперимент с неизвестными перспективами, под названием СМ КОР 2.0.,  госкреативщики с сомнительной профпригодностью, планируют вторично наложить на и без того архитяжелые реалии украинского бизнеса. Что сказать, молодцы, в итоге вместо всеобщей консолидации сил на общее благо, продолжим противостояние внутри страны, между текущими интересами госчиновников и фундаментальными интересами бизнеса – основы экономики Украины.

P. S. на момент публикации данного поста стало известно, что пока представители ГФС 21-го февраля встречались с нами на Львовской площади, КМУ принял постановление МинФина по блокировкам… Отличный фокус! Маневр-шутку оценили, «посмеялись»... Зачем тогда собирались, если без нас за нас решили!?

Alea iacta est!

© Лядышев Константин. Киев, 1 марта 2018 г.